Top.Mail.Ru
Созинов Евгений Иванович - ЦБС Шарангского округа
29.02.2024 14:26

Созинов Евгений Иванович

«В день, когда радио сообщило о беспримерном подвиге экипажа советского атомного ледокола «Арктика», который достиг Северного полюса, в Шарангский узел связи пришел высокий мужчина, чтобы передать телеграмму на имя капитана «Арктики» Ю.С. Кучиева. Вот что в ней было: «ПОЗДРАВЛЯЮ ВЕСЬ ЭКИПАЖ С ВОПЛОЩЕНИЕМ ДАВНЕЙ МЕЧТЫ. ВМЕСТЕ СО ВСЕМИ ГОРЖУСЬ ВАШИМИ СЛАВНЫМИ ДЕЛАМИ!»

Отправил эту телеграмму наш земляк Евгений Иванович Созинов, старший вахтенный электромеханик «Арктики». Родился и вырос он в деревне Загуляево Шарангского района и в эти дни отдыхал на родине.

Предложение было неожиданным и ошеломляющим. Работать на Арктике на атомоходе, о котором в  пароходстве только и говорят, почетно и в то же время ответственно. Отказаться от такого предложения трудно, но и дать согласие, не посоветовавшись с семьей, нельзя.

За ужином у Созиновых собрались все друзья на «большой совет». Разговор Евгений повел издалека, не зная, как перейти к самому главному, как сказать, что теперь он еще реже будет видеться с женой и дочкой.

Друзья пытались как-то помочь затянувшемуся объяснению, но женское чутье уже все подсказало супруге. Она взглянула в упор на мужа и сказала:

– Слушай, Созинов, я плохая, да? Ты же знаешь, что я всегда пойму тебя и поддержу.

И вот экипаж теплохода «Вася Коробко» уже поздравляет Евгения Ивановича Созинова с назначением на атомоход.

Расставаться с товарищами и судном было трудно. Как ни говори, привык. Вместе принимали «Васю» на верфях в Германии, вместе осваивали новое судно, вместе несли вахту. Но времени для грусти не было. Ждала еще не спущенная на воду, но уже овеянная легендами «Арктика».

Дел было немало. Команде атомохода предстояло скрупулезно проверить каждую деталь сложных механизмов, оценить их, чтобы потом, в плавании, они работали слаженно.

Наступил радостный день. «Арктика» прибыла в Мурманский порт. Впереди ледовые испытания. Много напряженных и трудных дней было у экипажа «Арктики» в те дни. Испытания проводились в «тяжелых» льдах до трех и более метров. Вместе со всеми преодолевал эти трудности и старший вахтенный электромеханик коммунист Евгений Созинов. Привыкал к новой аппаратуре, доводил свои действия до автоматизма.

А потом, когда вся страна узнала, что новый атомоход выдержал испытания на «отлично», началась повседневная работа. Вскоре у Евгения дел прибавилось – его избрали председателем судового комитета. «Подставь плечо тем,  кому трудно», – так Созинов думает, так действует, к тому его обязывает совесть коммуниста. За успехи в работе, активную жизненную позицию Евгений Иванович награжден медалью «За трудовое отличие», юбилейной Ленинской медалью. Одним из первых в Мурманском пароходстве он удостоен звания «Ударник коммунистического труда».

– Здесь, на севере, люди получают суровую закалку, теснее сплачиваются, здесь удерживаются только те, кто беззаветно любит свое дело, – говорит Е. И. Созинов.

Женька едва начал учиться, когда грозное слово «война» позвало на фронт отца. Трудно было жить. Односельчане дивились, откуда у младшего Созинова силы берутся. Тринадцатилетний мальчишка ходил за плугом, трудился с утра до вечера, так как остался в семье за старшего. В послевоенные годы он со старанием учился в школе, хотя и жил впроголодь. А когда поехал поступать в Ленинградское инженерно-морское училище, денег на обратный билет не имел, знал, что должен, обязательно должен поступить.

Мы сидим возле дома под яблонями. Иван Филимонович – отец, Анна Георгиевна – мать, Николай Иванович Лютин – учитель. Все они сделали в свое время многое для становления характера Евгения Ивановича.

– Не забывает он нас, навещает, – улыбаются родители.

– Для меня это путешествие в юность, – задумчиво говорит Евгений Иванович. – Хотя и объездил весь мир, родней этого уголка не найти.… Это моя родина, мои университеты.

Собрался как-то Евгений Иванович в гости к родственникам в Пестово идти пешком.

– Что ты, у нас давно автобусы ходят, – отговаривали родители.

Не послушал – пешком пошел.

– Не могу передать вам эти чувства,- смущенно говорит Евгений, – но идти по родным полям, видеть их, вдыхать хмельной запах хлеба, это просто здорово. Потом и спортивную форму терять нельзя, я ведь на «Арктике» руковожу группой здоровья. Со спортом нашему брату дружить надо!

На груди Евгения Ивановича поблескивает значок со словами «Первый экипаж атомного ледокола «Арктика». Созинов заметил мой взгляд, как-то задумчиво улыбнулся, наверно, представил ярко-оранжевое судно среди слепящих льдов и сказал:

– Хорошо здесь, но если честно, соскучился я по «Арктике». Жалею здорово, что отпуск не вовремя, непременно был бы вместе со всеми».

Это статья О. Битюгова из районной газеты «Знамя Победы» № 108 от 6 сентября 1977 года.

Покопавшись в Интернете и обзвонив возможных знакомых Созинова Евгения Ивановича, мне удалось подробнее узнать о его жизни.

Созинов Евгений Иванович родился 7 января 1933 года в деревне Загуляево Пестовского сельсовета Шарангского района.

Отец: Созинов Иван Филимонович. Мать: Созинова Анна Георгиевна.

По распределению был направлен в Мурманское морское пароходство. До 1973 года работал в должности инженера-электромеханика на судах дальнего плавания торгового флота, при этом побывал в портовых городах разных стран на всех материках. Затем пришел на строящийся в Ленинграде атомный ледокол «Арктика», на котором трудился несколько лет. С 1993 по 2002 гг. работал ведущим специалистом в тренажерном  центре атомного флота Мурманского пароходства.

По словам одноклассницы Раисы Михайловны Долгановой, Евгений Иванович Созинов учился хорошо, был добрым, отзывчивым, старательным. Раиса Михайловна вспоминает историю возникновения первого спортивного зала в Шарангском районе. Евгений Иванович со своими друзьями Евгением Киселёвым и Евгением Мансуровым потребовали у директора Шарангской школы Лютина Николая Ивановича построить спортивный зал, тогда директор выделил 2 класса под спортивный зал. Совместно с учителем физкультуры они перестроили все: сломали ненужные стены, сделали спортивный инвентарь (шведская стенка, канат, козел). И к новому году в Шаранге появился первый спортивный зал.

За добросовестный труд и общественную работу отличился благодарностями от администрации Мурманского пароходства. Награждён Почетной Грамотой ЦК ВЛКСМ и ВЦСПС, знаком «300-летие Российского Флота», медалью «За трудовое отличие». Имеет звание «Почётный полярник»

Из истории советского атомного ледокола «Арктика» известно:

«Атомный ледокол «Арктика» (головной корабль серии проекта 1052) заложен 3 июля 1971 годана Балтийском заводе в Ленинграде. 26 декабря 1972 года ледокол был спущен на воду, а уже в апреле 1975-го над ним поднялся флаг. Это было настоящее произведение кораблестроительного искусства: судно было рассчитано на 150 человек и около восьми месяцев автономного плавания. Ледокол, помимо служб связи, радиационной безопасности и прочих необходимых для такого объекта подразделений, имел свою инфраструктуру для воздушной ледовой разведки (на судне был свой бортовой вертолет), а также стоматологический и хирургический блоки в медицинской части, клуб-кинозал на 108 мест, спортзал, библиотеку, музыкальный и шахматный салоны, плавательный бассейн, учебный класс, две финские бани, парикмахерскую, фотокаюту и бытовую мастерскую – словом, всё необходимое для комфортного проживания экипажа при длительной оторванности от Большой земли.

21 августа 2008 года у ледокола закончился срок действия документов Морского Регистра РФ. И в октябре была остановлена атомная энергетическая установка ледокола.

В 2011 году экипаж с ледокола снят, ледокол выведен в «холодный» отстой в ожидании утилизации. На сегодняшний день ледокол подлежит утилизации и стоит в Мурманске у причала «Атомфлота».

А вот что рассказала в письме его супруга: «Евгений Иванович Созинов родился в дружной и трудолюбивой семье. Евгений – старший сын, затем брат Анатолий, сестра Фива и младший брат Виталий. Евгений закончил школу на год позже, так как один год пропустил (отец сказал, что нужно работать, помогать семье). Директор школы приезжал к отцу и уговаривал его, чтобы сын продолжал обучение. Женя был активным, занимался спортом, принимал участие в самодеятельности. Летом 1952 года работал на лесозаготовках, зарабатывал деньги на дорогу и уехал в Ленинград, где поступил в Ленинградское высшее мореходное училище имени адмирала Макарова на электромеханический факультет. В 1957 году он получил диплом и был направлен в Мурманское пароходство. Это было очень большое и богатое пароходство, пока не пришли 90-ые годы. Женя вначале плавал на д/э «Лена», затем много лет на сухогрузах. Побывал во многих странах (не был только в Японии, Австралии, США). По характеру был спокойным, упрямым. Нередко заступался за моряков, так как был многие годы (более 20) председателем судового комитета. У него было очень много друзей, товарищей. Не помню, чтобы он с кем-то конфликтовал, о ком-то плохо отзывался, на кого-то пожаловался. Работа была довольно сложной, но он ее любил. После отпусков всегда с удовольствием возвращался. Уезжал, скучал по дому, часто писал, но никогда не жаловался на своюсудьбу.

Однажды на о. Диксон им подарили маленького белого медвежонка. Правда, он был совершенно черным, так как жил в угольной яме. На ледоколе его отмыли и целый год он развлекал моряков. Ходил, где хотел. Однажды Женя вошел в каюту, а на постели спит мишка. Очень любил играть. Ему построили на палубе горку и сделали из брезента бассейн. Он очень любил кататься с горки прямо в бассейн, а потом катался по полотенцу  – вытирался. Камбуз посещал особенно охотно, повар ежедневно варил ему ведро компота, которое он выпивал за один раз. Через год его подарили в зоопарк Ленинграда. Мы однажды навещали его, он узнал боцмана, который на ледоколе занимался с ним. Мишка просунул лапы через решетку и обнял его. Качал головой и «завывал». Это было такое зрелище! Народу собралось вокруг великое множество. Все удивлялись. Мы принесли ему разные лакомства. Когда уходили, долго слышали за спиной «вой мишки». Больше мы его не видели, так как вскоре он был продан в Англию. Много было интересного, все не расскажешь. Белые медведи постоянно ходили вдоль каравана судов. Впереди ледокол, а за ним несколько пароходов. Шли медленно, а мишки рядом, поднимали головы и ждали. Моряки бросали им всякие вкусности. Особенно любили они сгущенку. Лапами сжимали банку и сосали молоко. Моряки народ веселый и щедрый. Один раз летом я ходила с Женей до о. Диксон и сама видела мишек. Когда ты высоко, а они внизу на льду, то совсем не страшно.

Я часто ездила к нему в разные порты: Мурманск, Архангельск, Одессу, Новороссийск, все порты Прибалтики, Калининград. Летала на самолетах, ездила на поездах. Каждая наша встреча была праздником. Поэтому праздников в нашей жизни было больше, чем в календаре.

В 1986 году он вышел на пенсию, еле уговорила. К тому времени   мы купили дачу, машину. Да и сколько можно плавать? 16 лет на судах, 13 на атомоходах. Правда, в 1993 году он вернулся, ему предложили работу в тренажерном центре атомного флота. Это в Ленинграде курсы усовершенствования. Многие моряки переходили на ледоколы, и их готовили. Вот Женя и вел занятия с ними. Там он проработал 9 лет.  В Мурманском пароходстве отработал 38 лет. За эти годы имел много благодарностей, медалей. В 1978 году получил значок «Почетный полярник». Так что вы можете гордиться своим земляком.

Созинова Зоя Николаевна, родилась 9 мая 1934 года в Ленинграде. Всю блокаду пережила и выжила. Отец погиб 23 января 1943 года при прорыве блокады, так как воевал на Ленинградском фронте. В 1952 году окончила трехгодичную фельдшерскую школу. Наш выпуск полностью забрало министерство внутренних дел. Направляли нас в лагеря: Магадан, на север (место не помню). Я в группе была самая молодая, мне только исполнилось 18 лет. Меня отправили в г. Вытегру. Там тоже оказались хорошие люди, пожалели, в лагерь не направили. В те  годы строили канал «Волго-Балтстрой» Было много строителей, в основном шоферы. Работала  на здравпункте. Временами было трудно и холодно. 3 года я, наверное, не продержалась бы, но в 1953 году умер Сталин и стройку передали в министерство речного транспорта. В общем, мне повезло. Летом 1953 года вернулась домой. В 1954 году поступила в Ленинградский педагогический институт им. Герцена, училась на вечернем отделении. Днем работала в поликлинике порта. Там случайно я и познакомилась с Женей. У него в училище был друг Олег Тищенко, которому после окончания не открыли визу, так как 8-летним мальчиком жил в деревне, которую заняли фашисты (вот такие были законы), он не хотел уезжать из Ленинграда. И я помогла ему с пропиской в общежитие и нашла ему комнату (ее сдавала наша санитарка). Почему была знакома с Олегом? Моя старшая сестра некоторое время была знакома с ним. Он нередко заходил к нам. Вот так и получилось, что он обратился ко мне за помощью. О Жене я слышала, но никогда не видела. Я любила ходить на вечера  в военно-морские училища (их в Ленинграде было очень много). Через два года после окончания училища Женя на д/э «Лена» пришел в Ленинградский порт. В начале января 1959 года он пришел ко мне в поликлинику и попросил адрес Олега. Вот так мы и познакомились. Он довольно часто, почти каждый день, встречал меня с работы (был в отпуске), потом их судно (май 1959 г.) пришло в Ленинград (стояли дней 10). Мы ездили за город, ходили в кино, театры. 31 июля 1959 года у меня был последний государственный экзамен, а накануне неожиданно приехал Женя и сделал мне предложение. Так вот и получилось, что закончила институт и сразу вышла замуж. Мы расписались на другой день (он уговорил в загсе) и уехали в Сочи на 1,5 месяца. У меня отпуск был 14 дней и 30 дней мне добавил главврач (закончила институт и вышла замуж). Мы в 12 часов расписались, зашли в кафе-мороженое, выпили по бокалу шампанского. В 17 часов у нас был поезд. Так что свадьбы у нас не было, а было замечательное свадебное путешествие. Мы много ездили, а жили в однокомнатном домике, окно которого выходило прямо на пляж. В общем, ту поездку я запомнила на всю жизнь. Потом мы много где были. Катались на пароходе по Волге, Черному морю. Отдыхали в Крыму, на Украине, в Молдавии (3 года снимали комнату на берегу Днепра) – Женя каждое утро ловил рыбу. Однажды поймал большого осетра. Ездили в Прибалтику. Все не перескажешь. Могу только сказать, что я очень счастливая женщина. Мне повезло с мужем. За все годы я не слышала от него ни одного грубого слова. Прожили мы 54 года (без 10 дней). Поэтому так много воспоминаний и так больно, что все это было и больше никогда уже не будет…

После окончания института я работала в школе  (47 лет в одной). Преподавала русский язык и литературу. Поскольку училась я на дефектологическом факультете, то и работала в спецшколе. Дети были разные. Были и больные, и лодыри, и хулиганы (которых исключали из массовых школ). В основном, это были несчастные дети (у многих не было отцов или были пьяницы). Я жалела их, и они это чувствовали. Поэтому я с ними находила общий язык. И ребята, в основном, ко мне хорошо относились. Многие после выпуска заходили в школу, некоторые звонят (уже столько лет!), помнят. Так что свою работу я любила. Ушла, когда мне было 67 лет. В 1960 году родилась дочь Елена. Училась она тоже в педагогическом институте. Работает сейчас врачом-логопедом. Замужем, есть сын Стас, ему 23 года. В прошлом году (2015 г.) окончил Лесотехническую академию.

Женя любил доченьку, а внука просто обожал! (Видимо, мечтал о сыне, но никогда об этом мне не говорил). Женя болел около 3-х лет. В начале стала замечать, что у него ухудшилась память (делали уколы, давали таблетки), но состояние не улучшалось. Ездили по врачам, вызывали специалистов на дом. Но, увы…

Последний год самый тяжелый. Он сам уже не мог вставать с постели, не мог без помощи одеться. Каждое утро я его поднимала, не давала много лежать. Он до конца все понимал, но отвечал очень односложно. Ходил сам до самого конца. Мозг отмирал постепенно. Боли он не чувствовал, это было видно по лицу. Я входила в палату, и он сразу улыбался, значит, узнавал. Перестал принимать пищу, думала, что непроходимость. Были мы на даче. Позвонила доченьке, и они приехали с мужем на машине. Увезли в больницу. Там он пролежал всего три дня. Диагноз «нарушение мозгового кровообращения». Мы с Леночкой дежурили сутками. Я днем, а она ночью.

31 июля 2013 года рано утром умер. А накануне был даже веселый. Долго гулял по коридору (они в больнице широкие и длинные), постоял у окна и все смотрел-смотрел, как будто прощался… А может, и чувствовал… Кто знает? Спасибо Вам за внимание и память…».

Такими словами заканчивается письмо Зои Николаевны Созиновой.

Марианна Геннадьевна Набоких,

заведующая сектором краеведения ЦБ.

(По Материалам III  районных краеведческих Шаранга – Опольевских чтений,16 ноября 2016 г.)